Платон государство анализ

Изложение этих идей, оказавшее колоссальное влияние на их более чем двухтысячелетнюю историю, принадлежит Платону. Быть может, в них отразились неудачи, которые Платон испытал , пытаясь осуществить в жизни свои взгляды. Действительно, в десяти книгах диалога очерчены почти все стороны философии Платона: Учение о бытии концепция мира идей , о познании мир зримый и умопостигаемый , о душе , о справедливости, об искусстве, об обществе. Тем не менее, оно вполне оправдано: вопрос об устройстве общества является центром, к которому прилагается и на примере которого иллюстрируется многообразное учение Платона.

Иначе откуда бы им там взяться? Сократ погружается в область психологии, производя основательное изыскание этих начал человеческой души. Он приходит к выводу, что подобно тому, как в государстве есть три рода начал деловое, защитное и совещательное , в человеческой душе тоже три начала: вожделеющее жажда, голод и т. Но гнев и разум — не одно и то же, так как человек может укорять себя за свой гнев. Оба эти начала оберегают человека: одно — своими советами, другое — вооруженной защитой. Человек мужественен в той мере, в какой яростный дух соблюдает указания рассудка на то, что опасно, а что — нет.

«Идеальное государство» Платона

При этом те из них, решение которых необходимо для выяснения понятия справедливости, не ограничиваются сферой этики и политики. Название сочинения "Государство" или "О государственном строе" могло бы показаться слишком узким по отношению к его содержанию. Однако оно вполне понятно. Во-первых, в эпоху Платона в греческой философии не было еще понятия и соответственно термина, выражающего позднейшее понятие системы. Да и композиция диалога не отвечает форме системы: переход от вопроса к вопросу обусловлен не столько строго логическим и систематическим построением и изложением содержания, сколько свободным движением мысли в ходе беседы.

Черта эта составляет полную противоположность индивидуализму западноевропейского мышления Нового времени. Состоит она в убеждении, что свободный член общества неотделим от государственного целого, которому он принадлежит, и что в зависимости от этой связи и по ее образцу должны решаться все основные вопросы философии.

Отсюда характеризующие "Государство" поразительные соответствия. Строению и членению сословий классов людей, составляющих государство полис , соответствуют строение и членение человеческой души. Через обе эти сферы проходит и обеим свойственна тройственность расчленения.

Для свободной части общества это сословия или классы правителей государства, воинов, или стражей, и ремесленников. Для души человека это ее "части": разумная, яростная, или аффективная, и вожделеющая. Имеется также некоторое соответствие, правда неполное, между строением этих сфер и строением большого мира, или космоса, в целом.

Особенно важна устанавливаемая Платоном в "Государстве" аналогия между строением образцового общества, воображаемого философом, и строением человеческой души. Здесь указанные соответствия определяют особенности и своеобразие учения Платона как учения объективного идеализма не только в теории бытия онтологии и теории познания гносеологии , но и в теории общества социологии.

Чрезвычайная насыщенность трактата о государстве философским содержанием, его философская многогранность стоят в тесной связи с тем, что учредителями, устроителями и правителями совершенного государства должны быть, по убеждению Платона, философы, и только они. Напротив, тот, кто по своей неспособности блуждает посреди множества разнообразных вещей, уже не философ там же.

Такие люди "не способны, подобно художникам, усматривать высшую истину и, не теряя ее из виду, постоянно воспроизводить ее со всевозможной тщательностью, и потому им не дано, когда это требуется, устанавливать здесь новые законы о красоте, справедливости и благе или уберечь уже существующие" VI 484cd.

Напротив, философов отличает от всех прочих людей страстное влечение к знанию, "приоткрывающему им вечно сущее и не изменяемое возникновением и уничтожением бытие" VI 485b.

К этому бытию философы стремятся "в целом, не упуская из виду, насколько это от них зависит, ни одной его части, ни малой, ни большой, ни менее, ни более ценной" там же. Кроме указанных свойств философов отличают "правдивость, решительное неприятие какой бы то ни было лжи, ненависть к ней и любовь к истине" VI 485с. Способностью этой определяются и нравственные черты подлинного философа: такой человек "и смерть не будет считать чем-то ужасным" VI 486b , он никоим образом не может "стать неуживчивым и несправедливым" там же.

Он в высокой мере способен к учению, обладает хорошей памятью, а соразмерность и тонкость прирожденного духовного склада делает его "восприимчивым к идее всего сущего" VI 486d.

Философ не останавливается на множестве отдельных явлений, которые лишь кажутся существующими, но непрерывно идет далее, и его страсть "не утихает до тех пор, пока он не коснется самого существа каждой вещи" VI 490b. Касается же он этой сущности тем началом своей души, которое родственно самим этим вещам. Сблизившись посредством этого начала и соединившись с подлинным бытием, породив разум и истину, "он будет и познавать, и поистине жить, и питаться" VI 490b.

Если природные задатки и свойства философа получат должное воспитание и развитие, они непременно достигнут "всяческой добродетели" VI 492а. Но если они посеяны и посажены не на надлежащей почве, выйдет как раз наоборот. Ошибочно полагать, будто крупные преступления и крайняя испорченность "бывают следствием посредственности" VI 491е , они результат пылкой натуры, испорченной воспитанием. Именно наиболее одаренные души "при плохом воспитании становятся особенно плохими" там же.

Но тот, кто избежал опасностей дурного воспитания и приблизился к природе истинного философа, обычно не находит себе признания при извращенном государственном устройстве. Толпе не присуще быть философом" VI 494а. Неудивительно поэтому, что все те, кто занимается философией, неизбежно будут вызывать порицание как толпы, так и отдельных лиц, которые, "общаясь с чернью, стремятся ей угодить" VI 494а.

И все же в качестве наилучших и "самых тщательных" стражей в образцовом государстве следует ставить именно философов. Достойным этого назначения может оказаться лишь небольшое число граждан. Это те, у кого все качества, необходимые для лучшего стража и правителя, имеются вместе. Здесь для определения пригодности человека к тому, чем ему предстоит заниматься, необходимы самые высокие, самые строгие критерии, так как ничто "несовершенное не может служить мерой чего бы то ни было" VI 504с ; безразличное отношение к проверяемому и испытуемому менее всего допустимо в этом случае.

Правильно считать свет и зрение солнцеобразными, но признать их самим Солнцем ошибочно. Так и в мире умопостигаемого: правильно считать познание и истину имеющими образ блага, но ошибочно признать которое-либо из них самим благом. Все познаваемые вещи могут познаваться "лишь благодаря благу...

Сравнение блага с Солнцем, развитое в шестой книге "Государства" см. Для сферы чувственно постигаемого это, во-первых, область зрительных образов теней, отражений на воде и на блестящих твердых предметах и тому подобного и, во-вторых, область, в которой помещаются живые существа, люди и вообще все, что выращивается и даже изготовляется. Внутри сферы умопостигаемого также обнаруживаются две области. Первую из них составляют умопостигаемые предметы, которые душа вынуждена искать с помощью образов, полученных в области чувственно постигаемого.

Ищет их душа, пользуясь предположениями "гипотезами". Но, опираясь на них, она направляется не к началу умопостигаемого, а только к его следствиям. Напротив, другую область умопостигаемого душа исследует, восходя от предпосылки к началу уже беспредпосылочному. Это различение двух областей умопостигаемого Платон поясняет на примере исследований геометров.

Геометр пользуется наглядными чертежами и делает отсюда выводы. При этом, однако, мысль его направлена не на чертеж, а на самые фигуры, подобием которых он служит. По словам Платона, геометры "выводы свои делают только для четырехугольника самого по себе и его диагонали, а не для той диагонали, которую они начертили" VI 510d. Поскольку душа в своем стремлении к умопостигаемому вынуждена пользоваться предположениями, она не в состоянии подняться за пределы предположений и пользуется лишь образными подобиями идей в низших вещах, в которых она находит более отчетливое их выражение.

Потому-то на этой стадии исследования она не восходит к началу умопостигаемого см. VI 511а. VI 511b. Здесь разум не выдает свои предположения за нечто изначальное: напротив, они для него по существу лишь предположения, то есть как бы подступы и порывы, пока он не дойдет до беспредпосылочного начала всего вообще.

Достигнув этого начала и придерживаясь всего в нем содержащегося, он затем нисходит к заключительным выводам. В ходе этого нисхождения он уже совершенно не пользуется ничем чувственно воспринимаемым, но только лишь самими идеями в их взаимоотношении, и его заключительные выводы относятся только к ним там же. В итоге всего этого рассмотрения устанавливается полное соответствие между четырьмя областями постигаемого и четырьмя видами познавательной деятельности души, или, как их называет Платон, "четырьмя состояниями", которые возникают в душе.

Очень важным для последующей истории теории познания, и в особенности для истории диалектики, оказалось установленное Платоном различение между разумом и рассудком.

По разъяснению самого Платона, рассудок "занимает промежуточное положение между мнением и умом" VI 511d. Это та способность, "которая встречается у занимающихся геометрией и им подобных" там же.

Это и есть знаменитое платоновское учение объективного идеализма, или теория "идей" "эйдосов". Излагается оно не как теоретическая доктрина или трактат, а в образе некоего мифа. Это миф, уподобляющий человеческое земное бытие темному существованию узников, скованных на дне пещеры таким образом, что они могут видеть лишь то, что у них прямо перед глазами. Во всю длину пещеры идет широкий выход для доступа света. Но люди, скованные в пещере, не могут повернуться к выходу.

Они обращены своими спинами к выходу и к свету, исходящему от огня, который горит далеко в вышине. Между этим огнем и узниками наверху проходит дорога, огражденная низкой стеной, а по той дороге за стеной идут люди и несут различную утварь, статуи и изображения живых существ, сделанные из камня или дерева. Одни из путников при этом молчат, другие переговариваются между собой.

Но ничего этого не увидят и не услышат в своей пещере прикованные в ней узники. Они видят лишь отбрасываемые огнем на стену пещеры тени от самих себя и от предметов, которые несут люди, проходящие по дороге над пещерой. Они слышат не сами речи проходящих по дороге путников, а только отзвуки или эхо их голосов, раздающиеся под сводами пещеры. Если бы заключенные в пещере были способны рассуждать, то они стали бы давать названия, но не настоящим вещам, которые проносят мимо них по дороге путники вне пещеры, а скользящим по ее стене теням.

Только эти тени они принимали бы за настоящее. И звуки, разносящиеся внутри пещеры, они тоже приписали бы скользящим перед их глазами теням. Таково положение узников пещеры, или темницы, как ее тут же называет сам Платон. Но Платон рисует не только их нынешнее положение.

Совершается это освобождение не вдруг. Если бы с кого-нибудь из узников сняли оковы, а его самого заставили бы встать, повернуть шею и взглянуть в сторону света, то он оказался бы не в силах глядеть при ярком свете на вещи, тени которых он видел ранее в своей пещере.

Такой человек подумал бы, что гораздо больше истины в том, что он видел там раньше, чем в том, что ему теперь показали наверху. И если бы даже его, сопротивляющегося, насильно вывели на яркий свет, глаза его были бы настолько поражены сиянием, что он не мог бы разглядеть ни одного предмета из тех, подлинность которых ему теперь провозглашают.

Чтобы увидеть истину всего, что там, наверху, необходимы долгая привычка и упражнение в созерцании. Начинать необходимо с самого легкого. Сначала надо смотреть на тени истинных вещей, затем на отражения их на воде, то есть на подобия людей и различных предметов, и только уж затем смотреть на самые вещи. Но и в этом созерцании необходимы постепенность и привычка. На вещи, пребывающие в небе, и на само небо легче было бы глядеть не днем, а ночью, то есть взирать сначала на свет звезд и Луны, а не на Солнце и на солнечный свет см.

Кто прошел бы весь этот путь возвышения по ступеням созерцания, тот был бы уже в состоянии глядеть на Солнце само по себе и видеть его действительные свойства. Он понял бы, что от Солнца зависят и времена года, и течение лет, что оно ведает всем в видимом мире и что оно причина всего того, что он раньше видел в своей пещере см.

VII 516bс. Но если бы совершивший восхождение снова вернулся на свое место в пещере, его глаза были бы вновь охвачены мраком, а его действия вызывали бы смех.

Платон сам раскрывает философский смысл своего мифа о пещере. Напротив, восхождение и созерцание вещей, находящихся в вышине, есть "подъем души в область умопостигаемого" VII 517b. Превыше всех умопостигаемых идей, или причин вещей чувственного мира, идея блага. Она на крайнем пределе познаваемости и едва различима.

Поэтому именно на идею блага "должен взирать тот, кто хочет сознательно действовать как в частной, так и в общественной жизни" там же. Потенциально в душе каждого человека имеется способность к такому воззрению. Имеется и орудие, посредством которого ему научается каждый. Однако с познанием происходит то же, что в видимом мире происходит со зрением.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: ГОСУДАРСТВО ПЛАТОНА (пощечина собирателю мнений)

читайте также статьи Учение Платона о государстве и Платон «Государство​» – краткое содержание. О других знаменитых социальных утопиях можно. В ряду знаменитых сочинений Платона диалог "Государство" – один из Маркс чрезвычайно высоко оценил платоновский анализ разделения труда,​.

Чтобы понять суть взглядов на идеально государство, необходимо знать суть его философии в целом. Относительно к государству сказанное означает, что Платон различал государство как идею, совершенное идеальное государство, существующее в мире идей, и реально существующие государства. Согласно Платону, реально существующие государства следует преобразовать таким образом, чтобы они соответствовали идеальному государству, то есть государству как идее. Справедливость как основной принцип устройства идеального государства Платон считал, что идеальное государство должно быть устроено в соответствии с принципами справедливости. По его мнению, справедливость предполагает, что, во-первых, интересы целого государства важнее и выше интересов частного отдельных индивидов. Во-вторых, принцип справедливости означает, что каждый элемент целого должен выполнять присущие ему функции. В этой связи он делит всё население идеального государства на три сословия: философов-правителей, воинов стражников и ремесленников и земледельцев в это сословие включаются все люди, так или иначе связанные с производством. Они являются носителями трех основных начал государства: разумного мудрость , яростного мужество и вожделеющего. Справедливость заключается в том, чтобы каждое из этих сословий выполняло свои функции и не вмешивалось в дела других. За сохранность и здоровье идеального государства отвечают философы и стражники. Поэтому Платон уделяет основное внимание именно этим сословиям. Здесь уместно заметить, что в учении Платона эти два сословия практически сливаются в один правящий класс, так как философы-правители отбираются из числа наиболее отличившихся стражников.

Государство Платона Философия Платона Выдающееся место в истории древнегреческой философии принадлежит Платону 428 — 347 гг.

Аристократия предполагает равенство среди самых развитых членов общества, которые занимаются его управлением. Тимократия и неравенство сменяют аристократию равных по мере того, как личные интересы получают преобладание над общими. Олигархия основана на фактическом материальном превосходстве богатых над способными и всеми остальными.

Государство (Платон)

Хотя чаще всего данный диалог ассоциируется именно с проектом идеального государства и для этого есть определенного рода основания. Это и само название работы, которое кажется узким по отношению к содержанию диалога. Однако во времена Платона считалось, что любой индивид неотделим от государства, государственного целого и связь с этим целым определяет в конечном счете решение всех основных философских вопросов. Не случайно, что структура общественных классов в идеальном государстве находится в строгом соответствии с платоновским пониманием строения человеческой души, как, впрочем, и со строением космоса в целом. Она отстроена в духе раннего периода творчества Платона, когда он находился под определенным влиянием софистов. Здесь Сократ подробно пересказывает содержание своей беседы в Пирее, близ Афин, в день празднества Артемиды-Бендиды, почитаемой афинянами. Беседа заняла лишь несколько часов между дневным торжественным шествием в честь богини и бегом с факелами. Среди участвующих лиц были Сократ, родные братья Платона, сыновья Аристона Адимант и Главкон, известный оратор Кефал, его сын Полемарх, софист Фрасимах и еще ряд присутствовавших, но не принимавших участия в диалоге греков. Спор ведется главным образом между Сократом и Фрасимахом, который постоянно оппонирует Сократу, тем самым невольно помогая последнему достичь истины.

Философия Платона

При этом те из них, решение которых необходимо для выяснения понятия справедливости, не ограничиваются сферой этики и политики. Название сочинения "Государство" или "О государственном строе" могло бы показаться слишком узким по отношению к его содержанию. Однако оно вполне понятно. Во-первых, в эпоху Платона в греческой философии не было еще понятия и соответственно термина, выражающего позднейшее понятие системы. Да и композиция диалога не отвечает форме системы: переход от вопроса к вопросу обусловлен не столько строго логическим и систематическим построением и изложением содержания, сколько свободным движением мысли в ходе беседы. Черта эта составляет полную противоположность индивидуализму западноевропейского мышления Нового времени. Состоит она в убеждении, что свободный член общества неотделим от государственного целого, которому он принадлежит, и что в зависимости от этой связи и по ее образцу должны решаться все основные вопросы философии. Отсюда характеризующие "Государство" поразительные соответствия. Строению и членению сословий классов людей, составляющих государство полис , соответствуют строение и членение человеческой души. Через обе эти сферы проходит и обеим свойственна тройственность расчленения.

Создание такого государства так же невозможно, как и осуществление всех других идеалов, потому что устройство действительного государства зависит от национальных свойств, географических условий и других обстоятельств, не принятых в соображение в идеальном создании философа, который сам признает свою мысль неосуществимою до тех пор, пока люди совершенно не переродятся. Платон имел только в виду представить истинные понятия о справедливости и указать характеристические свойства истинного правителя: и действительно, изучение образца такого государства и таких общественных условий естественно должно вести к уяснению понятий об этих предметах.

.

.

.

.

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: Государство Платона. Основные моменты [перевод]
Похожие публикации